Версия для слабовидящих

Нынешний, 2015 год проходит в России под знаком Года литературы. Сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей интервью с человеком, который в самом прямом смысле является у нас на Алтае главным хранителем литературных ценностей. Это директор Государственного музея истории литературы, искусства и культуры Алтая (ГМИЛИКА) Игорь Коротков.

preview_foto7_21_08_2015– Основа нашего музея – это история литературы, искусства и культуры. Притом что литература для нас здесь имеет приоритетное направление, – говорит Игорь Алексеевич. – И здесь мы просто благодарны нашему региону за то, что у него такое богатое наследие. Каждый музей начинается с коллекции, с фондов, иначе его просто не будет. Когда в 1989 году ГМИЛИКА отделился от краеведческого музея Алтая, у нас было только три фонда – Шукшина, Гребенщикова и Рериха, и они всегда будут для нас неизменным якорем, фундаментом литературного наследия Алтая.

– «И для чего это все? – спросит обыватель. – Оно б лучше деньги, что на музеи эти дают, взять да поделить». Я сейчас не утрирую, нечто подобное слышал лично и неоднократно.

– Как в каждом православном храме есть местные святые, так и в каждом регионе я считаю, что должен быть ряд местных «святых» в области литературы. Это те люди, чей жизненный и творческий путь должен служить примером нам всем. Для того чтобы осознавать себя жителями Алтая, чувствовать свою причастность к родному краю. Часто в путешествии при знакомстве с попутчиком культурный код считывается не тогда, когда вы скажете, в каком городе живете, а какого писателя или другого известного человека это родина.

– Барнаул? Это где? А, родина Шукшина…

И все понятно. Культурный код считан, контакт налажен.

Музей не просто сохраняет, но и делает литературный процесс: проводя презентацию книг, поднимая какое-то имя на щит. Именно наш музей когда-то открыл Георгия Гребенщикова, его в России практически никто не знал, архив писателя привезен из Америки. Музей занимался его популяризацией, сейчас уже вышел шеститомник писателя, который первым показал всему миру интересный, насыщенный регион – Алтай. Шукшин является брендом Алтая и в литературе не устареет никогда. А поскольку думающий человек всегда обращается к писателю в поиске ответов на свои вопросы, то лучше, логичнее обращаться к Шукшину, потому что он наш.

– А среди живущих ныне в нашем родном крае есть к кому в этом плане обращаться?

– Мы, как музейщики, очень редко комментируем текущий литературный процесс – это стезя критиков. Не зря же нас называют хранителями времени. Вот и ждем, пока оно все расставит по местам, когда остается руда, либо шлак, либо крупинки золотые. Чтобы родился один хороший писатель, нужно сто графоманов. Но в пустыне написать невозможно, тогда ни писателей, ни читателей не будет. А сейчас, на мой взгляд, в писательской среде образовалась определенная пустошь.

Книга – это разговор с умным человеком, писатель – это умный собеседник и оппонент, не опускающийся до личных оскорблений и пустого критиканства. Такой оппонент нужен власти как лакмусовая бумажка, на которой можно определить свои недоработки и ошибки. Это понимали правители от царя и до Сталина, а сегодня, похоже, этого нет. Власть на них опираться перестала, литераторы замкнулись в себе, отсюда и слабая роль Союза писателей. «Одинокое дело мое» Александра Родионова, к сожалению, сбывается. Роль социального писателя снизилась.

Но ведь и опираются только на то, что оказывает сопротивление, является твердой основой. Таковой, к сожалению, у нас сейчас практически нет. И мы, музейщики, такое явление, как снижение роли творческого союза писателей, обязаны зафиксировать.

А литература для любого региона – один из важнейших способов заявить о себе. Я сейчас говорю о тенденции, которая есть в России: это Дома творчества, Дома литераторов. Протекционизм со стороны властей литературным событиям или явлениям. Но не в каждом регионе есть возможность выпускать журнал или проводить издательский конкурс. И здесь мы, как говорится, в порядке. Приехавших на нынешние Шукшинские дни москвичей сильно удивило, что у нас такой вал литературных чтений, есть губернаторский издательский конкурс, что мы издаём лауреатов премий, затеяли свою ЖЗЛ – «Алтай. Судьба. Эпоха». И здесь можно сказать, что этот и следующий годы у нас будут прорывными, поскольку выйдет в свет уже пять-шесть таких книг. Это здорово.

Сейчас активно развивается туризм, но без познавательного компонента он, по моему мнению, не имеет смысла. Сегодня мы понимаем, что нужен познавательный туризм и без культурной и литературной составляющей ему никак не обойтись, и открываем музеи на туристических маршрутах. В «Бирюзовой Катуни» это галерея «Простор», где сейчас выставка писателей. Вдоль Чуйского тракта выстраиваются в ряд музей Г.С. Титова (кстати, автора нескольких неплохих книг) в Полковниково, Сростки, естественно, музей Рождественского, музей Савиновой, скоро откроется музей Золотухина, в Верх-Обском – музей Евдокимова. У нас много событийного туризма, это не только пельменинги и варенинги, но еще и литературные чтения, фестивали, такие как Шукшинский, где есть и литература, и кино, и все на свете.

Тенденция здесь у нас правильная, и поддержка и протекционизм властей правильные, единственное, жаль, что у нас нет теперь Дома литераторов. Это серьезная имиджевая потеря.

– Эту потерю можно считать безвозвратной?

– Конечно, нет. Регенерирующая функция у нас очень сильна, литературный процесс обезглавился, но не умер, он жив и самоорганизуется сразу, как только поступит импульс от властей. Рано или поздно мы поймем, что нам необходим Дом творчества. Надо объединяться. Как пылинки металлические к магниту, люди быстро соберутся. Это дало бы гигантскую финансовую экономию – объединение творческих людей, условно говоря, под одной крышей, а самое главное – новую продуктивную работу. В ряде регионов созданы Дома творчества, где предусмотрено место для всех – писателей, художников, музыкантов. Хочется надеяться, что со временем придем к этому и мы. Ведь творческие союзы, взаимное творческое сотрудничество рождают новые идеи и новые проекты, работающие в том числе на повышение культурного имиджа нашего региона.

Наш край по изданиям книг и издательским конкурсам достойно держится в авангарде, входит в число лучших регионов в этом плане. Мы здесь выглядим достойно, но если только чуть тише станем «крутить педали», сразу окажемся в арьергарде. Мы следуем российскому тренду и выигрываем во многом за счет имен, которые «приватизировали».

– Но это те, кого уже нет с нами, и, насколько я знаю, мы вновь и вновь возим на книжные выставки, ярмарки произведения ушедших из жизни корифеев, но не работающих сегодня в крае писателей.

– У них нет всероссийской известности.

– Так и не будет, пожалуй, если им в этом не помочь. Одно дело – книгу написать, второе – издать, а третье, не менее важное – эту книгу продвинуть, популяризировать.

– Нам действительно нужно активнее участвовать в Московской книжной ярмарке, которая задает тон остальным, продвигая произведения наших состоявшихся современных писателей, как это делают представители других регионов. Проводятся книжные ярмарки и во многих регионах, и там нужно постараться делать то же самое. Я думаю, тут мешает простой фактор: у людей не укладывается в голове, что здесь в крае живут и работают писатели, интересные всем. Они могут быть только где-то там, скажем, в Москве, у нас их быть не может. Почему? Непонятно. Но только это так. Немного греет душу, что впервые Всероссийскую Шукшинскую премию получил алтайский писатель Анатолий Кирилин. Можно это понимать, как лед тронулся.

Надо активнее, я бы даже сказал, агрессивнее продвигать своих авторов. Заниматься современным живым литературным процессом. Если наши современники – талантливые алтайские писатели останутся неуслышанными, это будет большая потеря, которую мы и не заметим. Пусть компетентное жюри определит, какие произведения достойны быть представленными от имени нашего края на всероссийском уровне, и затем популяризировать их.

Нам, музейщикам, очень трудно ориентироваться здесь в ситуации, мы же не литературные критики, но вот в советское время была хорошая традиция издавать раз в пять лет коллективные сборники лучших авторов. Скажем, «Лучшее 80-х годов». Один том прозы, другой – поэзии. Думаю, что это дело было бы очень неплохо восстановить у нас в крае.

Это было бы, вероятно, не особенно обременительно экономически, но очень интересно и полезно в целом – расставить контрольные точки, создать ориентир – и музеям, и библиотекам, и, само собой, читателям. Можно ради объективности пригласить в жюри, которое будет отбирать произведения для таких сборников, писателей, критиков, ученых из соседних регионов. Потом мы такую работу для них выполним. Такая практика была еще недавно абсолютно обычной.

Я повторяю – сейчас мы идем в авангарде издательского движения, проведения чтений, конкурсов, но надо придумывать и новые ходы, новые формы работы, иначе неминуемо окажемся в хвосте.

Опубликовано: газета «Алтайская правда» 21.08.15 г.

Виртуальные выставки

Тел. (3852) 50-07-12, (3852) 50-42-43 и 50-14-12
656056, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Л. Толстого, д. 2.

 E-mail: norgmilika@mail.ru