Версия для слабовидящих

Для барнаульцев, живших во второй половине прошлого века, голос Виктора СЕРЕБРЯНОГО – старейшего журналиста и редактора, настоящей легенды краевого радио – связан с целой эпохой.

Многие помнят его передачи, посвященные литературе и театру, а также серию размышлений у микрофона с участием известных людей. Однако мало кто знает, что Виктор Серебряный оставил после себя и иное наследие — в виде записок, собственных дневников и даже рукописей художественных произведений… Большая их часть вошла в состав новой книги о Викторе Серебряном, которая недавно вышла в свет под названием «Я оставлю мой голос…». Ее презентация прошла недавно в Государственном музее истории литературы, искусства и культуры Алтая.

v_serebrjanyj

Роковая пятая графа

Всем, кто знал Виктора Серебряного, казалось, что у этого светлого человека никогда не было врагов, а жизнь его протекала легко, без особых потрясений. Однако мало кому известно, что настоящее отчество Виктора Серебряного — не Самойлович, как принято считать, а Самуилович… Нет, он отнюдь не скрывал свое еврейское происхождение, наоборот, смело указывал на него во всех анкетах (кстати, за свою откровенность он расплачивался тем, что его некоторое время отказывались брать на работу). Отчество свое он переиначил по другой причине – для того, чтобы люди выговаривали его без труда, без конфуза… И, как уверяют друзья и коллеги Виктора Серебряного, в этом он весь – вежливый и деликатный, будто опасающийся кого-нибудь обидеть, трогательный… Но как бы там ни было, отчество Самойлович постепенно за Виктором Серебряным закрепилось и даже стало использоваться в различных документах, в том числе и архивных.

Говорящим в биографии Виктора Самойловича можно считать многое — даже факт его рождения. А родился он 11 января 1926 года в Вятской губернии, куда были сосланы его родители из-за того, что на отца кто-то донес в органы. Правда, через 18 месяцев следствия выяснилось, что донос был ложным, и отца освободили. А затем начались скитания. Во время войны, когда Виктору Самойловичу исполнилось 15 лет, семью Серебряных эвакуировали сначала в Ростов-на-Дону, а затем вместе с заводом Ростсельмаш и в Рубцовск, где он и окончил школу. Так как, еще будучи школьником, Виктор Серебряный учился в специальной артиллерийской школе, то его направили в Ростовское артиллерийское училище, окончив которое Виктор Самойлович попросился на гражданку. Тогда-то Виктор Серебряный и решил отправиться в Москву. Там он сначала работал архивариусом в одной из проектных контор, а потом успешно сдал экзамены в Московский заочный полиграфический институт на редакторско-издательский факультет литературного отделения. Именно после этого института, уже с корочками на руках, ему и пришлось некоторое время помыкаться – работодатели, заинтересовавшись его кандидатурой, затем просили соблюсти небольшую формальность: заполнить анкету, где значилась пресловутая пятая графа… И Виктор Самойлович писал правду… Но после получения отказа из разных уголков страны неожиданно его взял и не отверг Барнаул, а именно Алтайское книжное издательство. Отсюда и начался его путь от редактора издательства до старшего редактора Алтайского краевого радио. Именно здесь он сформировал богатейший личный фонд, из которого немалая часть хранится в ГМИЛИКА. А это ни много ни мало – 1427 единиц хранения, включающих в себя около 300 рукописей общим числом страниц более 3000.

Собиратель впечатлений

Сегодня о Викторе Серебряном как об учителе и наставнике вспоминают многие люди, широко известные в литературных, театральных, журналистских кругах.

— Этот человек оказал влияние на мое становление как личности, как актера, — рассказывает актер краевого Театра драмы, народный артист России Георгий Обухов. – С ним мы сотрудничали в радиокомитете, вместе развивались, находились в постоянном движении. Тогда аппаратура в редакции была далека от совершенства. И сколько нужно было терпения, чтобы до пяти-десяти раз повторять одну и ту же фразу. Но вы не представляете, как он нас берег, как он умел ценить труд каждого, как он умел быть требовательным, не ругая никого. Бывало, забежит в студию, что-то поправит, подчеркнет самое важное – и опять к аппаратуре. По сути, он одновременно был и редактором, и режиссером. Отрывки из произведений писателей, стихи сибирских и алтайских поэтов писали на пленку мы нашими голосами. Однако автором передачи всегда был он. Он всегда понимал – как, о чем и о ком нужно рассказывать. Он сердцем чувствовал интонацию.

v_serebrjanyj2Виктору Серебряному принадлежит авторство множества серий передач, посвященных литературе, театру. Более чем за тридцать лет, которые он посвятил работе, выпустил такие радиоциклы, как «Литературный календарь Алтая» и «Читальный зал книголюба», «Писатели Алтая» и «По страницам новых книг», «Театр» и «Вечерний Алтай», «Говорит Барнаул» и «Размышления у книжной полки»… Но еще было множество очерков, встреч в эфире с писателями, поэтами, актерами, композиторами…

— Нынешнее поколение радийщиков называет Виктора Серебряного собирателем – и не только многотысячной фонотеки краевого радио, где хранятся голоса многих известных на Алтае людей, но и впечатлений, эмоций, которые фиксировал в своих записных книжках, дневниках, – говорит доцент АлтГПА и редактор-составитель книги Елена Балакина. – Причем первые записи Виктора Самойловича датируются 1945-1946 годами, в них он фиксировал свои впечатления от книг и просмотренных спектаклей, умозаключения о жизни. Прочитывая все это, признаться, удивляешься стилю изложения, трогательности некоторых фраз, вдумчивости. Достаточно привести одно из размышлений Виктора Серебряного на страницах дневников: «Есть в литературе высокий долг и обязательное самоотречение – вот уж поистине «смертью смерть поправ» — зачем жил, если удобрил собой только землю. Литература – это чтоб не только землю…».

Глубокая вода

На самом деле главное наследие Виктора Серебряного (помимо десятка коробок архивов) – фонды ГТРК «Алтай». Ни у кого из коллег не поднялась рука их куда-то списать, как-то от них избавиться. Поэтому в фонотеке радио эти записи трепетно хранятся в том виде, в каком их оставил Виктор Самойлович.

— О его работе с фонотекой ходят легенды, — говорит директор ВГТРК «Алтай» Олег Говорщенко. – Такое ощущение, что он обладал тактильной памятью. Бывало, спросишь его – мол, где взять ту или иную запись, на что он не задумываясь отвечает: «В такой- то коробке. В ней – несколько дублей и бумажка». Находим, там действительно лежит листок с пометкой – где записывалось, когда и что. Потом он произносит: «Здесь было несколько дублей, и, по-моему, второй был лучше». Начинаем слушать, действительно, дублей всего два, и второй явно лучше! Как ему удавалось все это хранить в памяти — не понимаю…

Но еще многие удивляются разборчивости Виктора Серебряного в литературе. На хорошую литературу у Виктора Самойловича было особое чутье. Не случайно именно благодаря его радиопередачам люди узнали о творчестве Геннадия Панова, Виктора Попова, Игоря Пантюхова, Владимира Казакова, Ивана Кудинова, Владимира Свинцова… Благодаря Виктору Самойловичу многие писатели вступили в Союз…

— Помню, как после выхода в свет книги стихов Владимира Высоцкого «Нерв» Виктор Самойлович позвонил мне и чуть ли не по-командирски поинтересовался: «Нерв» Высоцкого имеешь? Если – да, то отбери на свое усмотрение семь-восемь стихотворений и напиши коротенькую аннотацию. Запись завтра в двенадцать!» – вспоминает поэт, член Союза писателей России Владимир Казаков. – Нужно ли говорить, что остаток дня и полночи я читал и перечитывал небольшой, в общем-то, по объему сборник, к которому в те годы было особо трепетное отношение… После того как запись состоялась, я осмелился и задал Виктору Самойловичу мучивший меня вопрос: «Почему я?», на что Серебряный коротко ответил: «Значит, заслужил», — затем, немного подумав, продолжил: «А еще потому, что у тебя голос хриплый!». Вообще, признаться, читать Высоцкого в эфире 1981 года, через год после гибели поэта, было делом довольно рискованным. Но Серебряный все же отважился на это.

Как рассказывают друзья Виктора Серебряного, и в жизни, и в работе Виктор Самойлович всегда старался повышать планку. Не случайно еще при жизни его считали легендарным журналистом, так много сделавшим для развития краевого радио. Это его заслуга, что в 1970-1980-е годы на радио появились передачи, на которые до сих пор равняется молодое поколение радиожурналистов. Именно он донес до слушателей материалы о ведущих деятелях культуры Алтая и Сибири XX века, в числе которых Иван Фролов, Иван Тачалов, Николай Яновский, Лев Квин, Николай Дворцов, Афанасий Коптелов…

— Меня поразило обилие книг в доме Серебряного, — говорит член Союза писателей Сергей Бузмаков. – Причем его библиотека была непростой, собранной с большой любовью. Я рассматривал корешки книг, проникался атмосферой этого чудного жилья. А потом Виктор Самойлович анализировал и мой сборник – от первой страницы до последней. А при прощании сказал: «Спасибо тебе, Серёжа!» — «За что?» — удивился я. – «За доставленное удовольствие»… Он был, как мне представляется, из породы скромных, тихих деятелей русской культуры. А тихая вода, как известно, глубоко течет…

Из дневников Виктора Серебряного

«Время»… Что-то органное звучит в этом слове. Для писанного одним-единственным человеком – громковато, слишком торжественно. Претенциозно.

Но это только в детстве жизнь казалась мне своей. Зарницы детской памяти, о каких писал Шолохов, фотографировали для меня, снаряжая в предстоящий путь, плетенную из прутьев корзину, в которой меня можно было держать на лесной полянке, не опасаясь, что я в этот путь отправлюсь слишком рано по собственному незрелому усмотрению; огромную, уходящую в тихое ясное небо золоченую сосну, звонкий и чистый стук пестрого дятла по ней; зовущий голос отца – в сторону избы, откуда мы вышли, – отец рядом с моей корзиной, на расстеленном половичке, стоит на коленях, глазами, ртом (помогая ладонями) тянется, взывает туда, на край леса: «Ве-ера-а! Ве-ера-а!». И мне уже кажется, если мама не выйдет сейчас же на крыльцо, то, может быть, не выйдет к нам никогда, уйдет в неизвестность, – такое чувство передается мне от голоса отца, и я, вцепившись обеими ручками в стенку корзины, в тревоге, в отчаяньи присоединяюсь к этому зову, и дятел затихает, склоняет набок голову, слушая наше «Ве-ера-а! Ве-ера-а!»…».

Досье

Виктор Серебряный – член Союза журналистов, член Союза театральных деятелей, старейший журналист ГТРК «Алтай», ветеран радио. Его поэтичные, эмоционально богатые материалы шли по радио «Роса», «15-06», печатались в альманахе «Мысль», журналах «Барнаул», «Встреча», газетах «Свободный курс», «Алтайская правда». Как пояснили составители книги «Я оставлю мой голос…», сборник задуман как светлое слово о жизни и деятельности Виктора Самойловича. Это дань памяти и выражение почтения к человеку, чей мягкий голос и деликатная манера общения, творческое перо и художественное слово оставили яркую страницу в культуре края и в жизни тех людей, кому посчастливилось быть знакомым с Виктором Серебряным.

Опубликовано: 21.11.2011 «Вечерний Барнаул»
Автор: Татьяна Кочетыгова

Виртуальные выставки

Тел. (3852) 50-07-12, (3852) 50-42-43 и 50-14-12
656056, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Л. Толстого, д. 2.

 E-mail: norgmilika@mail.ru